July 4th, 2019

Врачи виноваты. Угумс.

И как то ни полсловом чиновница не обмолвилась о влиянии на смертность всех ''прелестей'' капитализма. Лечить нужно причину, а не безуспешно, но героически бороться с последствиями.

Вчера в Краснодаре региональное министерство здравоохранения провело заседание ведомственной коллегии. В ходе неё вице-губернатор Анна Минькова напомнила главным врачам врачам больниц об их личной ответственности и пообещала наказывать за рост смертности. «С сегодняшнего дня будут применяться меры дисциплинарного взыскания в отношении всех руководителей медицинских учреждений, допустивших серьезное повышение показателей смертности. Не только мы, но и вы лично отвечаете за то, что происходит в крае и выполнение нацпроекта», – заявила она.

https://kuban.mk.ru/politics/2019/07/04/za-rost-smertnosti-na-kubani-reshili-nakazyvat-glavnykh-vrachey.html?utm_referrer=https://zen.yandex.com

Ментальные эпидемии

«мозговые» вирусы в эпоху информационных войн


Игорь Ашманов

Как-то я в очередной раз употребил словосочетание "мозговой вирус" (естественно, в разговоре об Украине), и мой собеседник вдруг спросил: это ты просто такую метафору употребляешь или подразумеваешь, что есть какое-то реальное явление, которое можно так называть? Я задумался, и понял, что надо разъяснить мою мысль про ментальный вирус, а значит — и написать статью.

Вот что я ему ответил.

Collapse )

Алгоритм не виноват: что такое «парадокс дружбы» и как он работает в фейсбуке



Все мы вроде понимаем, что фейсбук формирует наши ленты, сортирует рекламу и списки людей, которых нам нужно добавить в друзья. Но это знание не спасает от ощущения, что вокруг только ужасные новости, а живем мы при этом скучнее всех, на кого подписаны. T&P публикуют отрывок главы из книги научного журналиста Борислава Козловского «Максимальный репост: Как соцсети заставляют нас верить фейковым новостям» о том, почему в этом нельзя винить только коварные соцсети и как мы сами ограждаем себя от альтернативной информации.

В 2012 году психолог и сотрудник Facebook Адам Крамер решил проверить, заразны ли эмоции, — и объектом его эксперимента стали, сами того не зная, 689 003 пользователя соцсети. В начале года Крамер и двое его коллег подвергли френдленты этих пользователей выборочной цензуре: одни подопытные переставали видеть у себя в ленте до 90% записей с «негативным» содержанием, другие — до 90% «позитивных» записей.

Collapse )