kzs72 (kzs72) wrote,
kzs72
kzs72

Categories:

Диалектика. Существенное отношение. Целое и части.

Являющийся мир содержит в себе закон, и закон, в свою очередь, содержит в себе как момент мир являющийся. Эти две стороны обладают полнотой и самостоятельностью, но также взаимно полагают друг друга. Их отношение - взаимное положение и снятие одного полагает другое. Самостоятельность одного полагается другим. Каждая сторона имеет свою самостоятельность в другом. И каждая сторона имеет самостоятельность из-за наличия в ней самой момента этого другого. Движение полагает изменение координаты тела с течением времени, то есть - скорость, но и скорость полагает изменение координаты и само движение. Они взаимно полагают одно другое и отрицание одного момента отрицает и другой. Каждая сторона в этом отношении - самостоятельная полнота, но лишь в целом они имеют одну форму.
И это отношение называется существенным отношением.
Подробно вывод этого - в предыдущей записи ''разложение явления'', от чего Гегель переходит к рассмотрению существенного отношения, которое рассматривается, во-первых, как отношение целого и его частей.
Вообще, слово ''части'' не совсем удачное, поскольку в целом есть не части, а только моменты этого целого. Целое состоит из частей и только поэтому является целым, в свою очередь каждая часть - это часть целого и содержит в себе это целое. Примеры этого - перед глазами, часть паззла является этой частью только потому, что содержит в себе целое этого паззла и наоборот - паззл является целым потому, что состоит из частей. Целое полагает свои части, а части - полагают целое. Части самостоятельны сами по себе, но имеют эту самостоятельность лишь как часть целого, внутри целого, являются моментом другой самостоятельности.
Эта форма отношения - существенное отношение. Стороны отношения имеют своё основание, как положенные, в чём-то другом. Но существенное отношение не есть это третье.
Гегель -
''Истина явления есть существенное отношение. Содержание последнего есть непосредственная самостоятельность, и именно (вместе) сущая непосредственность и рефлектированная непосредственность или тожественная себе рефлексия. Вместе с тем оно в этой самостоятельности есть нечто относительное, просто лишь рефлексия в свое другое или единство отношения со своим другим. В этом единстве самостоятельное содержание есть нечто положенное, снятое; но именно это единство составляет его существенность и самостоятельность; эта рефлексия в другое есть рефлексия в себя само. Отношение имеет стороны, так как оно есть рефлексия в другое; таким образом оно имеет в нем отличение себя самого; и стороны имеют самостоятельную устойчивость, так как они преломлены в себя самих в их взаимном безразличном различии; так что устойчивость каждой из них равным образом имеет свое значение лишь в отношении к другой или в их отрицательном единстве.

Существенное отношение не есть поэтому еще истинное третье относительно сущности и осуществления; но оно уже содержит в себе определенное соединение обеих.''
''Это такое же противоположение, как положительного и отрицательного, но вместе с тем такое, как мира и его изнанки. Каждая сторона существенного отношения есть полнота, но такая, которой существенно обладание своею противоположностью, своим потусторонним; это отношение есть лишь явление; его осуществление есть собственно не его, а его другого. Поэтому оно есть нечто преломленное внутри себя самого; но это его снятие состоит в том, что оно есть единство себя самого и его другого, стало быть некоторое целое, и именно потому ему принадлежит самостоятельное осуществление, и оно есть существенная рефлексия в себя.

Таково понятие отношения.
Существенное отношение есть поэтому непосредственно отношение целого и частей, – отношение рефлектированной и непосредственной самостоятельности, так что обе суть вместе с тем лишь взаимно обусловливающие и предполагающие одна другую.''

''Существенное отношение содержит в себе, во-первых, рефлектированную в себя самостоятельность осуществления; таким образом, это отношение есть простая форма, определения которой хотя и суть также осуществления, но вместе с тем суть положенные, содержащиеся в единстве моменты.<...>
Одна сторона, целое, есть самостоятельность, которую образовал сущий в себе и для себя мир;
другая сторона, части, есть то непосредственное осуществление, которым оказался являющийся мир.
В отношении целого и частей обе стороны суть эти самостоятельности, но так, что каждая из них содержит в себе видимость другой и вместе с тем есть лишь это тожество обеих.
А так как существенное отношение есть прежде всего лишь первое, непосредственное, то в нем отрицательное единство и положительная самостоятельность соединены посредством ''также''; обе стороны, правда, положены, как моменты, но равным образом и как осуществленные самостоятельности.
Что обе они положены, как моменты, это распределяется между ними так, что, во-первых, целое, рефлектированная самостоятельность, как осуществленная и сама, и в ней другая сторона, есть непосредственное, как момент; здесь целое образует единство обеих сторон, их основу, и непосредственное осуществление есть положение.
Наоборот, с другой стороны, именно со стороны частей, непосредственное, многообразное внутри себя осуществление есть самостоятельная основа; напротив, рефлектированное единство, целое, есть лишь внешнее отношение.''

''Целое есть самостоятельное, части суть лишь моменты этого единства; но, равным образом, они суть также самостоятельные, и их рефлектированное единство есть лишь некоторый момент; и каждая сторона есть в своей самостоятельности просто относительное другой. Поэтому это отношение есть в нем самом непосредственное противоречие и снимает себя.
При ближайшем рассмотрении оказывается, что целое есть рефлектированное единство, имеющее для себя самостоятельную устойчивость; но эта устойчивость равным образом оттолкнута от единства; целое есть отрицательное единство, отрицательное отношение к себе самому; таким образом оно отчуждено от себя; оно имеет свою устойчивость в своем противоположном, в многообразной непосредственности частей. Поэтому целое состоит из частей, так что оно не есть нечто без них. Оно есть таким образом все отношение и самостоятельная полнота; но именно по этому основанию оно есть лишь отрицательное, ибо то, что делает его полнотою, есть собственно его другое, части; и оно имеет свою устойчивость не в себе самом, а в своем другом.

Так и части суть равным образом все отношение. Они суть непосредственная самостоятельность в противоположность рефлектированной и не находятся в целом, но суть для себя. Далее они имеют в них это целое, как свой момент; он составляет их отношение; без целого нет частей. Но так как они суть самостоятельное, то это их отношение есть лишь некоторый внешний момент, к которому они в себе и для себя безразличны. Но вместе с тем части совпадают внутри себя самих, как многообразное осуществление, ибо последнее есть чуждое рефлексии бытие; они имеют свою самостоятельность лишь в рефлектированном единстве, которое есть как это единство, так и осуществленное многообразие; т.е. они имеют самостоятельность лишь в целом, которое, однако, есть вместе с тем другая относительно них самостоятельность.''

''Поэтому целое и части взаимно себя обусловливают; но вместе с тем рассмотренное здесь отношение стоит выше, чем взаимное отношение обусловленного и условия, как это последнее отношение определилось ранее. Это отношение здесь реализовано; а именно положено, что условие есть существенная самостоятельность обусловленного в том смысле, что эта самостоятельность предполагается обусловленным.
Условие, как таковое, есть лишь непосредственное и предположено лишь в себе. Целое же есть хотя и условие частей, но в нем самом вместе с тем содержится непосредственно, что и оно есть лишь постольку, поскольку его предположением служат части. Поскольку таким образом обе стороны отношения положены, как взаимно обусловливающие одна другую, каждая есть в ней самой непосредственная самостоятельность, но их самостоятельность равным образом опосредована или положена через другую. Все отношение есть через эту противоположность возврат обусловленности в себя саму, есть не-относительное, безусловное.''
''С первой точки зрения – существенного тожества этих сторон – целое равно частям, и части равны целому. Нет ничего в целом, чего не было бы в частях, и нет ничего в частях, чего не было в целом. Целое не есть отвлеченное единство, но единство некоторого различного многообразия; но это единство, как то, в чем многообразное взаимно к себе относится, есть его определенность, стало быть, часть. Таким образом отношению свойственно нераздельное тожество и лишь одна самостоятельность.

Но далее целое равно частям; однако не им, как частям; целое есть рефлектированное единство, части же составляют определенный момент или инобытие единства и суть различное многообразное. Целое равно им, не как этому самостоятельному различному, но как им в совокупности. Но их совокупность есть не что иное, как их единство, целое, как таковое. Таким образом целое равно в частях лишь самому себе, и равенство его и частей означает лишь то тожесловие, что целое, как целое, равно не частям, а целому.

Равным образом части равны целому;
но так как они суть в них самих момент инобытия, то они равны целому, не как единству, а так, что одно из его многообразных определений присуще частям, иначе, что они равны ему, как многообразному; т.е. они равны ему, как разделенному на части целому, т.е. как частям. Тем самым дано такое же тожесловие, именно, что части, как части, равны не целому, как таковому, но равны в нем себе самим, частям.''

''Истина отношения состоит, таким образом, в опосредовании; его сущность есть отрицательное единство, в котором равно снимаются и рефлектированная, и сущая непосредственность. Отношение есть противоречие, возвращающееся в свое основание, в единство, которая, как возвращающееся, есть рефлектированное единство; но поскольку последнее положило себя также, как снятое, то оно относится отрицательно к себе самому, снимает себя и делает себя сущим непосредственным. Но это его отрицательное отношение, поскольку оно есть первое и непосредственное, есть лишь опосредованное через его другое и также нечто положенное. Это другое, сущая непосредственность, есть также лишь снятое; его самостоятельность есть первое, но лишь как исчезающее, и имеет существование, которое положено и опосредовано.

В этом определении отношение уже не есть отношение целого и частей; непосредственность, которую имели его стороны, перешла в положение и опосредование; каждая из них положена, поскольку она непосредственна, как снимающая себя и переходящая в другую; и поскольку она есть сама отрицательное отношение, – также как обусловленная другою, как ее положительным; равно как ее непосредственный переход есть также опосредование, именно некоторое снятие, положенное другою. Таким образом, отношение целого и частей перешло в отношение силы и ее обнаружения.''



Tags: диамат, конспект, размышлизмы
Subscribe

  • Грамотно и согласованно.

    Сразу после "выборов" наблюдаем всплеск "обострения" отношений с условным "Западом" - санкции новые, РТ заблокировали вГермании.... Всё правильно -…

  • Раскол.

    Ролик зашел в соответствии с моими сегодняшними впечатлениями и мыслями. Сегодня было время поразмыслить и я осознал, что между подобными мне и…

  • Я за прогресс, но....

    Интересное достижение науки - создано подобие живых клеток, способных поглощать из окружающей среды частицы или даже бактерии (в примере - кишечные…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments